Komolovaspb.ruОфициальный сайт депутата Законодательного
Собрания Санкт-Петербурга
Комоловой Ирины Игоревны
(812) 318-81-04Телефон общественной
приемной депутата.

Еще раз "по теме"

"Мы не сумасшедшие головастики"

В Петербурге готовится революция. Несколько членов КПРФ заявили о создании новой организации с многообещающим будущим. Причина демарша — отход руководства партии от принципов коммунизма и "создание на базе КПРФ акционерного общества". Одна из инициаторов создания "Авроры", депутат петербургского ЗакСа от КПРФ Ирина Комолова рассказала корреспонденту "Росбалта", зачем нужна новая коммунистическая партия.

— Ирина Игоревна, что вы все-таки сейчас создаете — партию или общественную организацию?

— Сейчас мы создаем общественную организацию коммунистов "Аврора". Похожая организация уже существовала, даже с таким же названием — "Аврора", но она была только в Питере.

— Цель этой организации в чем? В дальнейшем вы хотите перерасти в партию или собираетесь как-то модернизировать КПРФ?

— Цель организации, которая была заявлена 11 февраля в Москве, — это подготовка почвы к созданию новой партии. Что такое подготовка? Мы должны проработать программу, устав, новые принципы работы организации, но пока еще не партии. Мы не хотим торопиться. Мы же не какие-то сумасшедшие головастики, которые сейчас чем-то недовольны, вышли и за два дня создали новую партию. И стали орать, что у нас партия. Сейчас наша цель — не просто создание партии на бумажке, а создание действительно принципиально новой коммунистической партии.

— Но вы уже являетесь членом коммунистической партии — КПРФ — и даже депутатом ее фракции в ЗакСе Петербурга. Почему тогда вы хотите создать новую партию, а не реализовать ваши идеи в рамках КПРФ?

— КПРФ на сегодняшний момент превратилась в конгломерат двух совершенно разных миров. Один мир — это руководство. Это не только конкретно Зюганов или у нас в Питере какие-то фамилии. Это уже некоторая фирма внутри партии. Со своим окружением, задачами, которые ничего общего не имеют с провозглашенными задачами партии. Их задача — сохранение себя во власти, в том числе, государственной.

Другой мир — рядовая часть партии. Это просто работники. В других существующих политических партиях, работающих по буржуазному принципу, это хотя бы говорят четко и честно. Да, ребята, вы вышли на пикет — мы вам дали денег. Вы издаете газету — мы вам дали денег.

Коммунистическая партия изначально строилась совершенно на других принципах. Она заявляла о защите людей от эксплуатации. А получается, что она не только не защищает от эксплуатации наших товарищей, но и сама эксплуатирует рабский труд.
 
— В чем это конкретно выражается? Люди бесплатно работают?

— Естественно! У нас никогда не стоял вопрос об оплате труда членов партии. Потому что люди не работали "на дядю", а претворяли в жизнь те задачи и принципы, ради которых они объединились в эту партию. Это всегда было объединение единомышленников. Но сейчас мы стали видеть, что основной задачей, которую выполняет КПРФ, — это доставление нескольких десятков или сотен людей в думские кресла, в кресла ЗакСа, получение каких-то ставок ими, перепродажа этих мест… Получается, что кто-то подменил задачи, стоящие перед КПРФ, задачами, которые стоят перед ним самим. Появилось некое акционерное общество в лице руководителей звеньев КПРФ. Естественно, они стали действовать по новому, не коммунистическому, а обычному бизнес-принципу: уменьшаем затраты и увеличиваем прибыль. И рядовыми товарищами они пользуются, как бесплатной рабочей силой.

— Вы считаете, что эти "рядовые товарищи" пойдут за вами в новую организацию? Ведь они большую часть своей жизни отдали КПРФ и КПСС, которая была ее предтечей?

— Это очень большая проблема. Потому что существует огромный разрыв между поколениями в КПРФ. Большая часть партии — это люди пожилые. Которые если что-то и начинают понимать, то их очень трудно оторвать от партии. Есть люди, которые и хотят прийти к нам. Но когда встает вопрос о том, что у них заберут партбилеты, то они останавливаются. Я вижу, что они не могут представить себя вне партии, которой отдали столько лет. Я могу сказать это даже по себе. В партии я с 1994 года, фактически это вся моя взрослая, сознательная жизнь. И этот отрыв — сродни уходу из семьи. Но наступает момент, когда понимаешь, что тебе с этим человеком жить уже бессмысленно. Когда-то были вера, надежда, любовь, дружба, товарищество… Но сейчас это разные миры.

Можно, конечно, оставаться внутри и пытаться что-то исправить. Мы с 2007-2008 годов предпринимали такие попытки, но наталкивались с одной стороны на стену жесткого сопротивления коммерческой структуры, а с другой на слабость и непонимание рядового состава. Даже не то, чтобы непонимания, а нежелания понять. Для них это крах всех иллюзий. А начать сначала… Даже мне в 40 лет это сложно.

Чьи интересы сейчас выражает КПРФ, сказать практически невозможно. Можно спросить любого представителя руководящего органа, например, горкома или представителя фракции в парламенте, что они знают о настоящем положении трудящихся? Что они знают о положении на фабриках и заводах? Ответом будут общие слова. Но они замечательно знают, какие проблемы есть у малого и среднего бизнеса. То есть, получается, что мы уже не партия трудящихся. Мы партия мелкой и средней буржуазии. Которая относится к партии потребительски: дай нам денег, обеспечь место. А люди, которые в течение многих лет идейно работали на партию и посвящали ей всю свою жизнь, остались за бортом.

Сколько было ситуаций на минувших выборах в ЗакС, когда даже и не скрывалось, что нам кто-то что-то пообещал и в список попал. И даже до выборов ничего не сделал.

— А вам в декабре за счет чего удалось попасть в ЗакС?  

— Во-первых, за счет собственной работы и поддержки товарищей, большинство из которых не были членами партии. Это были активисты местных общественных организаций, с которыми в течение последних двух-трех лет у меня сложились очень хорошие отношения. Они мне поверили не как члену КПРФ, а как коммунисту. Многие из них и ранее очень критично относились к нашему руководству, а теперь еще более критично относятся. Но при этом понимали, что есть разница между коммунистом и членом КПРФ.

Во-вторых, у меня сложилась удачная ситуация в округе (Ирина Комолова баллотировалась от 42-ой избирательной территории: Ломоносов — Новый Петергоф — Старый Петергоф — прим. ред.). У "Единой России" там были "терки" между местной администрацией и кандидатом от партии. Они друг другу не помогали, и я благодаря этому смогла набрать побольше процентов. Административный ресурс там не был полностью включен.

— А местное отделение КПРФ вам помощь оказывало?

— Не только не было помощи, но были даже заявления, мол ей помогать не надо, это не наш человек. Дошло до того, что редактор газеты "Питерская правда" неоднократно пытался ставить материалы о протестных ситуациях в Ломоносове, но их снимали, поясняя, что мы не будем ее рекламировать.

— Здесь в соседних с вами кабинетах Мариинского дворца сидят Ольга Галкина и Вячеслав Нотяг, которым не так давно пришлось партию покинуть… Не опасаетесь, что повторите их судьбу? Члены фракции КПРФ в ЗакСе и руководство городского отделения партии, как к вам относятся?

— Городской комитет 14 апреля, когда проходил пленум горкома, уже вынес предупреждение мне и еще двум членам КПРФ. Разница только в том, что они получили предупреждение на бюро, а мое предупреждение как кандидата в члены горкома должно было быть подтверждено пленумом. Мне дается время на исправление до начала мая — до следующего пленума. А что такое исправление? Это разрыв с этой организацией (с "Авророй" — прим. ред.). Если мы не порвем с ней, то будем исключены автоматически.

Беседовал Константин Петров

Источник: Закс.ру, 23.04.2012 г.

 





 © 2012 Komolovaspb.ru 
 При использовании материалов сайта ссылка на komolovaspb.ru обязательна!