Komolovaspb.ruОфициальный сайт депутата Законодательного
Собрания Санкт-Петербурга
Комоловой Ирины Игоревны
(812) 318-81-04Телефон общественной
приемной депутата.

«Как вернуть Санкт-Петербургу доброе имя?»

26 марта в пресс-центре информационного агентства «Росбалт» должен был пройти круглый стол «Как вернуть Санкт-Петербургу доброе имя?». Известно, что в связи с законотворческой деятельностью городского парламента, получившей неофициальное название «милоновшины», о своем намерении разорвать побратимские связи с Петербургом уже заявили Милан, Венеция, Лос-Анджелес, Мельбурн; сейчас возможность такой перспективы активно обсуждается­ в Барселоне и Граце. Однако в последний момент большинство приглашенных депутатов ЗакС, кроме Ирины Комоловой от участия по разным причинам отказались.

В итоге круглый стол был отменен, однако я, не только как депутат, но и как активист Союза коммунистов «Аврора», считаю необходимым донести до горожан свою точку зрения по данному вопросу.

Организаторы круглого стола хотели выяснить, что может оппозиционное меньшинство Законодательного Собрания сделать для «международной реабилитации» Санкт-Петербурга, который, на их взгляд, превратился в «город-изгой» по вине городских парламентариев, принявших закон «О запрете пропаганды гомосексуализма».

Официальный разрыв побратимских связей, конечно, неприятный укол для нынешних городских властей и особенности чиновников второго эшелона. Но именно укол, не более того. Ибо «побратимство» в последние десятилетия превратилось в игру чиновников без реального содержания. Даже про народную дипломатию уже никто не вспоминает… Зато поездка в города – побратимы – прекрасный повод оформить командировку за счет бюджета.

Международным «городом-изгоем» сегодня можно назвать ту местность, которую избегают туристы, откуда бегут инвесторы и пр. Не думаю, что в «город-изгой» можно превратиться через принятие такого рода законов. Разве весьма специфические законодательные установления в ряде исламских государств сказываются каким-либо серьезным образом на инвестиционной или туристической привлекательности этих государств? Разве европейский или американский капитал утратил свои интересы в Саудовской Аравии, Пакистане, Кувейте, Ираке и т.д.? Ничего подобного. Говорить о «городе-изгое» принято в разного рода некоммерческих правозащитных организациях, мнение которых, в сущности, почти ни на что не влияет.

Оппозиционные депутаты в ЗакС не выступают в качестве единой политической силы. У каждой фракции и группы, а зачастую у каждого отдельного парламентария – своя собственная позиция по обсуждаемым вопросам. Да, против наиболее одиозных проявлений «миловновщины» мы часто выступаем сообща. Но, во-первых, не всегда, во-вторых, зачастую с разной мотивацией, а в-третьих, против некоторых скандальных законопроектов, рожденных фантазией Виталия Валентиновича, выступали и некоторые его сопартийцы по «Единой России». Поэтому не надо представлять ситуацию так, будто есть Милонов, борющийся с геями и Мадонной, за ним - Смольный и «Единая Россия» – а против него – единый фронт парламентской оппозиции. Это не так, хотя самому Милонову, думаю, очень хотелось бы представить дело соответствующим образом.

Несмотря на все изложенное, я соглашусь с тем, что «милоновщина», а также явная и неявная его поддержка со стороны определенных кругов в Смольном и в «партии власти», наш город не красят. Жаль только, что правозащитники из других стран обращают внимание только на права геев и не интересуются, например, драконовским городским законом о митингах и его «спутником» - законом, дающим право церкви запрещать массовые мероприятия граждан, которые Виталий Милонов протащил через ЗакС.

Меня сильно беспокоит и тот факт, что в законотворческой деятельности городского парламента усилиями Виталия Валентиновича все большую роль играет религиозный фактор. По сути, он пытается с ультраконсервативных позиций внедрить в законодательство церковные представления о том, что правильно и можно, а что неправильно и нельзя. Это клерикализация в самом худшем, самом опасном варианте – церковь пытается навязать свои нормы всему обществу и государству. Поэтому считаю необходимым для адекватного оппозиционного меньшинства ЗакСа разоблачать вот эту ползучую клерикализацию, бороться с ней всеми силами. Недавно я как депутат, внесла два антиклерикальных по своей сути законопроекта. В первом речь идет о защите чувств и прав атеистов, а во втором – о лишении бизнеса религиозных организаций совершенно неоправданных налоговых льгот. Посмотрим, решится ли оппозиция в ЗакСе эти законопроекты поддержать.

Теперь кратко отвечу на другие вопросы, которые заранее прислали организаторы отмененного круглого стола.

Что может предложить оппозиция в плане формирования законодательного пакета, включающего основные пункты комплексной демократической политической реформы (направленной на мирный демонтаж антиконституционной вертикали власти) на уровне города и РФ в целом?

Во-первых, остаются актуальными ключевые требования прошлогодних акций протеста: отмена результатов фальшивых выборов декабря и марта 2011-2012 гг.; отставка и привлечения к уголовной ответственности всех чиновников, причастных к фальсификациям на выборах; прекращение уголовного преследования и освобождение из тюрем активистов.Во-вторых, допуск к участию в выборах не только политических партий, но и общественных объединений, профессиональных союзов, любых форм самоорганизации граждан. Их право объединяться в избирательные блоки. Ликвидация заградительного барьера. Возвращение графы «против всех».В-третьих, пересмотр законодательства о референдуме с тем, чтобы не было таких вопросов, которые не могли бы быть вынесены на всенародное обсуждение или голосование. В-четвертых, выборность судей и коллегиальность судов. Мировых и районных – населением, вышестоящих – парламентами. Суд присяжных или народных заседателей нужно распространить на все уголовные дела.В перспективе – упразднение постов президента и губернаторов. Полная подконтрольность исполнительных органов депутатскому корпусу, т.е. республика советского типа.

Должна ли оппозиция призывать общество к акциям прямого действия против антиконституционных законов, принимаемых властью?

Обязательно должна. Не только призывать, но и участвовать и разделять ответственность. Иначе чем тогда оппозиция отличается от оплачиваемых чиновников, место которых в кабинете? Я была в марте прошлого года на Исаакиевской площади вместе с избирателями и вместе с ними ехала в полицию в автозаке. Ничуть об этом не жалею.

Нужна ли процедура отзыва депутатов?

Да, императивный мандат – одно из наших ключевых требований. Если нет механизма призвать избранника к ответственности перед избирателями, то зачем такой избранник? Перед кем он отвечает? Бизнесом? Бюрократией? Криминальными кланами? Диаспорами? Но отзыв депутатов в нынешней политической системе может стать и способом расправы с честным и принципиальным народным избранником, который насолил коммерчески-чиновничьим кланам. Поэтому возможность запустить процедуру отзыва депутата станет позитивным явлением после кардинальных изменений политической системы. Нужны другие партии, другой парламент, другое законодательство о выборах, в конце концов – другая надстройка над обществом, которую мы называем государством.

Необходим ли поиск «системной» оппозицией поддержки со стороны «несистемной»?

А зачем «системным» эти, как они считают, «уличные горлопаны»? Нашим системным 4-5 партиям и так замечательно живется. Они получают ежегодно растущее «жалование» за прохождение в парламент из госбюджета. Их судьба всецело зависит об воли обитателей Кремля и Старой площади. Зачем же они будут портить свое реноме? Практика показывает, что если «несистемным» удается проникнуть в ряды «системных»и чего-то там достичь, то это быстро заканчивается погромами, исключениями, выдавливанием на обочину. Опыт петербургских отделений КПРФ и «Яблока» тому яркое свидетельство.





 © 2012 Komolovaspb.ru 
 При использовании материалов сайта ссылка на komolovaspb.ru обязательна!